политконсультант, эксперт Центра ПРИСП
29.05.2017

Дмитрий Бессонов: партия «Парнас» хочет вернуть одного, а любит совсем другого

 

Референдум о возврате прямых выборов волгоградского мэра, на самом деле, поможет президенту. Ну, и немножечко самому «Парнасу».

Члены совета регионального отделения партии ПАРНАС подали в Волгоградский облизбирком обращение. В нем содержится предложение провести референдум по возврату прямых выборов мэра города-героя, отмененных шесть лет назад. Политконсультант, эксперт Центра ПРИСП Дмитрий Бессонов объясняет, каковы шансы на то, что референдум действительно состоится, и по какой причине это обращение вообще появилось на свет.

«В свое время Волгоград стал одним из тех городов, где вот эта вот система «тяни-толкай», то есть сити-менеджер – мэр появилась и была протестирована. В 2011 году город стал полигоном для эксперимента. Был отрешен от должности избранный глава города Роман Гребенников. Переход на такую систему управления преследовал сразу две цели. Первая цель может условно называться  благой: разделить функции городских управленцев. Пусть один занимается политикой, а другой – хозяйством. Например, иностранные делегации принимает глава муниципального образования, а сити-менеджеру остаются вопросы ремонта дорог и вывоза мусора.

Вторая цель никакого отношения к управлению городом не имела. Дело в том, что в то время Роман Гребенников был значительно популярней тогдашнего губернатора Анатолия Бровко. Эта популярность росла, и Гребенников все чаще упоминался как претендент на пост главы области, так что новая модель управления городом была принята еще и для того, чтобы помочь губернатору «погасить» как уже существовавшего сильного соперника, так и будущих возможных конкурентов.

Буквально через полгода выяснилось, что новая схема управления городом – без прямых выборов мэра и со сдвоенным управлением – не дает практически ничего, кроме увеличения расходов на содержание двух чиновничьих аппаратов. Штаты увеличились, клерков и персональных автомобилей стало больше. Эксперимент наглядно показал, что эта система никуда не годится –  на выходе Волгоград получил бесконечно длящийся конфликт между Городской думой и Городской администрацией.

Если первая цель эксперимента – повышение эффективности управления городом – достигнута не была, то, что касается второй, то тут одержана полная победа. С момента ухода Гребенникова в Волгограде поменялось такое количество сити-менеджеров, что их всех просто невозможно вспомнить. Менялись они не по насущной необходимости, а по воле губернатора области. Самостоятельной политической фигурой никто их них не был и претендовать на высшую областную должность, конечно же, не мог. Глава Волгограда, он же мэр, избирается Городской думой, полностью подконтрольной партии «Единая Россия» и губернатору, так что и здесь никакой конкуренции «снизу» для первого лица области, кто бы им ни являлся, нет. А жители Волгограда до сих пор никак не разберутся, кто же фактически управляет городом.

Полагаю, что такая конфигурация очень подходит «проблемным» губернаторам – сильный глава области в такой сложной и малоэффективной системе управления областным центром не нуждается. Слабым же всегда проще давить, чем договариваться.

Однако думать, что волгоградское отделение партии «Парнас» ставит своей первейшей целью наведение порядка в управлении городом, было бы большой ошибкой. Если получится и это тоже, то почему бы нет, но главная цель совсем не в этом. Дело в том, что парнасовцы хотели бы совместить городской референдум по возвращению прямых выборов мэра Волгограда с президентскими выборами. Задача – повышение явки, с которой в Волгограде, как показали выборы в Госдуму, в регионе могут быть серьезные проблемы. Плохая явка на выборах президента – сомнительная легитимность победившего. Победа «раздельным решением судей» со смешным процентом пришедших на участки Путину не нужна даже в отдельно взятом регионе. Помочь сделать ее убедительной найдется и уже находится много желающих, и волгоградский «Парнас» в их числе. Умные люди в этой партии понимают, что референдум за возврат прямых выборов мэра должен прилично увеличить явку. Какие политические «пряники» партия хочет получить взамен – дело договоренностей между ней и Администрацией Президента. Главное, что этот мотив может превратить, казалось бы, непроходную инициативу в реальность. Если бы не президентские выборы, никакого городского референдума, скорее всего, не было бы – этого не допустил бы губернатор области. Но в сложившейся политической обстановке решение о том, проводить его или нет, будет принимать, конечно же, не он, и не областной избирком.

Впрочем, даже если положительное решение о проведении референдума будет принято, я полагаю, областному главе опасаться нечего. Одно дело – провести плебисцит, и совсем другое дело – подсчитать голоса. Думаю, что особенно пристально вглядываться в бюллетени не будет ни облизбирком, ни даже сами инициаторы референдума – цели, повторяю, у них несколько другие».

bessonov big

 
Партнеры
partners_1 Дмитрий Бессонов: партия «Парнас» хочет вернуть одного, а любит совсем другого
banner-cik-min Дмитрий Бессонов: партия «Парнас» хочет вернуть одного, а любит совсем другого
banner-rfsv-min Дмитрий Бессонов: партия «Парнас» хочет вернуть одного, а любит совсем другого
partners_5 Дмитрий Бессонов: партия «Парнас» хочет вернуть одного, а любит совсем другого
partners 6
partners_8 Дмитрий Бессонов: партия «Парнас» хочет вернуть одного, а любит совсем другого
insomar-logo Дмитрий Бессонов: партия «Парнас» хочет вернуть одного, а любит совсем другого
indexlc-logo-min Дмитрий Бессонов: партия «Парнас» хочет вернуть одного, а любит совсем другого
rapc-banner Дмитрий Бессонов: партия «Парнас» хочет вернуть одного, а любит совсем другого