Политолог, эксперт Центра ПРИСП
24.09.2020

Совбез ООН: право вето ядерных держав

 

Президент Владимир Путин заявил о необходимости сохранения права вето пяти ядерных держав — победительниц во Второй мировой войне — в Совете безопасности ООН, так как сегодня оно отражает реальный военно-политический баланс.

«А главное, это тот абсолютно необходимый и уникальный инструмент, который не допускает односторонних действий, чреватых прямым военным столкновением крупнейших государств, даёт возможность искать компромисс или как минимум избегать решений, категорически неприемлемых для других, действовать в рамках международного права, а не в зыбкой, серой зоне произвола и нелегитимности», — заявил российский лидер в ходе выступления на 75-й сессии Генеральной ассамблеи ООН.

Совбез ООН в принципе никогда не являлся органом, решения которого рассматривались как обязательные и определяли развитие хода событий, считает политолог, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев.

Чтобы понять это, достаточно обратиться к истории второй половины XX в. Вспомним, какую роль сыграл Совет в ходе конфликтов во Вьетнаме и Афганистане, арабо-израильских войн, противостояния Индии и Пакистана, Ирака и Ирана. Значение Совбеза всегда заключалось в другом. Он определял легитимность того или иного решения конкретных великих держав, определяя представление о его законности. Именно по этой причине Буш-младший в свое время столь активно добивался поддержки ООН накануне вторжения в Ирак. Власть не может опираться только на силу оружия и экономическое превосходство. У нее всегда должны иметься «мягкая» и «умная» составляющие. Иначе ее носитель неизбежно останется в окружении потенциальных врагов, которые воспользуются первой же возможностью, чтобы свести счеты с государством-«диктатором». А в рамках современной политической реальности это особенно важно. Иракская война наглядно показала истинность афоризма, приписываемого разным полководцам: «Нельзя быть сильным везде».

Существование Совбеза не служит гарантией соблюдения норм международного права великими державами. Однако этот орган способен подорвать легитимность действий того или иного государства как в глазах международного сообщества, так и его собственных граждан.

Для великих держав основным смыслом существования ООН является предварительное обсуждение и согласование затрагивающих их общие интересы решений, обеспечение легитимации последних. За счет этого именно деятельность Совбеза обретает для них ключевое значение. При этом главная роль, вполне ожидаемо, отводится поведению государств, представители которых наделены правом вето. И потому любой разговор о реформе ООН неизбежно сводится к дискуссии о расширении Совета Безопасности.

Экономически Германия и Япония являются великими державами, у них имеются как глобальные интересы, так и возможности для их продвижения и защиты. Кроме того, посредством формата «большой семерки» они сумели существенным образом нарастить свой потенциал в качестве глобальных политических игроков. Нельзя забывать и о том, что Германия является неформальным лидером евроинтеграции (недаром ЕС в шутку именуют «пятым рейхом»). За счет этого Берлин и Токио по праву могут претендовать на участие в обсуждении и принятии всех ключевых решений коллегиального формата прочими великими державами. Обретение статуса постоянных членов Совбеза для них равнозначно устранению несоответствия между реальным положением вещей и юридическими формальности. У соответствующего решения имелся бы и важный символический подтекст в виде избавления от статуса «опасных изгоев», закрепленного за Германией и Японией по итогам Второй мировой войны.

Претензии Эрдогана обуславливаются его внешнеполитическими амбициями. Президент Турции пытается обеспечить своей стране роль государства-лидера на территориях, некогда входивших в состав Османской империи. С одной стороны, в случае успеха его замыслов Анкара реально обретет влияние, соответствующее статусу постоянного члена Совбеза. С другой стороны, претензии на роль наследника османских падишахов обязывают его публично демонстрировать готовность выражать «коллективные интересы государств региона» (в понимании турецких националистов). Также следует помнить, что в последние годы Эрдоган сумел заметно укрепить положение Турции на международной арене. Он обрел новые инструменты, позволяющие воздействовать на политику великих держав: статус модератора вооруженных конфликтов в Сирии и Ливии, контроль над потоками беженцев с Ближнего Востока в Европу и возможность использовать позицию Анкары относительно строительства газопровода «Турецкий поток» в качестве рычага давления как на Россию, так и на государства Запада.

Гипотетически в состав Совбеза на постоянной основе можно включить государства с наиболее развитыми экономиками, обладающие глобальными интересами и способностью их продвигать и защищать.

С одной стороны, в Совет должны входить страны, столкновение чьих интересов на международной арене способно породить серьезные риски на глобальном и межрегиональном уровнях. С другой стороны, в СБ должны присутствовать государства, обладающие достаточным экономическим и/или военным потенциалом, чтобы участвовать в урегулировании таких конфликтов и ликвидации общих угроз. Среди них можно упомянуть Германию, Индию, Бразилию и Японию.

Материал полностью на: https://svpressa.ru/politic/article/276703/

 

OON genassambleya 

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
partners_1  Совбез ООН: право вето ядерных держав
banner-cik-min  Совбез ООН: право вето ядерных держав
banner-rfsv-min  Совбез ООН: право вето ядерных держав
partners_5  Совбез ООН: право вето ядерных держав
partners 6
partners_8  Совбез ООН: право вето ядерных держав
insomar-logo  Совбез ООН: право вето ядерных держав
indexlc-logo-min  Совбез ООН: право вето ядерных держав
rapc-banner  Совбез ООН: право вето ядерных держав