Руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов, председатель Коллегии медиаторов при ТПП Московской области, эксперт Центра ПРИСП
26.01.2021

Ждите ответа: закон и незаконные акции протеста

 

Практически сразу после нашумевших несанкционированных митингов протеста, прошедших во многих российских городах 23 января под эгидой поддержки находящегося в СИЗО Алексея Навального, власть начала возбуждать административные и уголовные дела в отношении их участников и организаторов. Только в Москве и Санкт-Петербурге, не говоря уже о других городах, таковых уже насчитывается несколько десятков.

По мнению руководителя Центра урегулирования социальных конфликтов, председателя Коллегии медиаторов при ТПП Московской области, эксперта Центра ПРИСП Олега Иванова, «ответка» властей участникам несанкционированных протестов 23 января прилетит максимально быстро и жестко.

В событиях, произошедших в этот день в разных городах России, я вижу два основных типа правонарушений. Первый предусматривает ответственность согласно административному законодательству. И определенная часть участников этих процессов уже сейчас получают и административные взыскания, и аресты.

Это касается, в частности, призывов к проведению незаконных публичных мероприятий и вовлечению в них несовершеннолетних. Правда, сейчас уже есть законопроект, предлагающий усилить ответственность за вовлечение детей в незаконную протестную деятельность, переводя ее в поле уже уголовного права со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде лишения свободы сроком до 5 лет.

Второй тип правонарушений, имевших место на несанкционированных акциях 23 января — уголовные. Мы видели и сопротивление сотрудникам полиции при исполнении, и даже их избиение. Налицо и порча имущества, если вспомнить повреждение принадлежащего ФСБ автомобиля со спецсигналами.

По Уголовному кодексу сопротивление стражам правопорядка предусматривается до 5 лет лишения свободы. Если при этом здоровью сотрудников полиции был нанесен еще и какой-то вред, то наказание может быть и выше, в зависимости от степени причиненного вреда.

Да, мы видели и обратные ситуации, когда сами сотрудники полиции причиняли вред гражданам. Здесь, конечно, правовую оценку должны дать правоохранительные органы, думаю, управление собственной безопасности также должно подключиться, да и прокуратура, как надзорное ведомство, контролирующее действия сотрудников полиции. Думаю, какую-то ответственность этот полицейский понести должен. Какую именно — сказать затрудняюсь, но, полагаю, как минимум дисциплинарную.

Может быть, ответственность будет и какой-то другой, это уже компетенция, как я уже говорил, соответствующих органов, определяющих его вину. Тут ситуация двоякая. С одной стороны, женщина вроде бы как встала на пути у полицейских, что можно расценивать как помеху деятельности полиции. Но, с другой стороны, конкретно это ответное действие полицейского было, на мой взгляд, все-таки излишним.

Впрочем, я не думаю, что тут дело дойдет до уголовной ответственности, последствия все-таки не столь значительны. Telegram-каналы и информагентства, кстати, сообщают, что к пострадавшей в больницу пришел этот полицейский, принес цветы, извинился. Допускаю, что после такого визита эта женщина не будет так уж активно предъявлять свои претензии к правоохранителям.

Многие политологи говорят о том, что, несмотря на немногочисленность протестов 23 января, они стали серьезным вызовом для власти и вскрыли много давно назревавших проблем. Весьма показательным, по их мнению, стало молчаливое дистанцирование губернаторов, которые в своей массе не озвучили порицания этим акциям.

Однако, я бы лично не стал говорить, что те же губернаторы массово отмолчались по поводу этих протестов. Свое порицание им публично высказали многие из тех, на чьих территориях ожидались и происходили эти волнения, в частности — мэр Москвы Сергей Собянин и губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. Поэтому вбрасываемая сейчас в медипространство тема, что якобы многие члены нашей политической элиты не поддерживают жесткие меры со стороны власти, считаю, не соответствует действительности. Я лично не вижу никаких признаков раскола наших элит конкретно по этому поводу. Наоборот, угроза со стороны маргинальной оппозиции будет их только сильнее консолидировать.

Что же касается наступления последствий за участие в акциях протеста 23 января, то, думаю, это будет быстро и жестко. Те, кто дрался с полицией, понесут максимальное наказание. Как, скажем, тот лихой чеченец, который спутал протест с боями без правил. К слову, советник главы Чечни Адам Делимханов уже высказал свое негативное отношение к этому эпизоду. На мой взгляд, он не сказал, что будет защищать сцепившегося с полицейскими участника протеста, а дал понять, что руководство республики выступит в качестве некоего посредника при решении вопросов с законом и призывал «бойца» к сдаче. Так что тут никакой проблемы я лично не вижу, никакого вызова федеральной власти слова Делимханова, на мой взгляд, не содержат.

С другой стороны, следует отметить, что фактически и Чеченская республика — регион, так скажем, несколько отличается от других российских регионов, и глава республики, конечно, тоже не рядовая фигура среди руководителей субъектов РФ. Так что ничего необычного тут нет.

Материал полностью на: https://svpressa.ru/politic/article/288142/

protest 2301 msk

 
Партнеры
politgen-min-6 Ждите ответа: закон и незаконные акции протеста
banner-cik-min Ждите ответа: закон и незаконные акции протеста
banner-rfsv-min Ждите ответа: закон и незаконные акции протеста
expert-min-2 Ждите ответа: закон и незаконные акции протеста
partners 6
inop-min Ждите ответа: закон и незаконные акции протеста
insomar-min-3 Ждите ответа: закон и незаконные акции протеста
indexlc-logo-min Ждите ответа: закон и незаконные акции протеста
rapc-banner Ждите ответа: закон и незаконные акции протеста