Политолог, эксперт Центра ПРИСП
18.12.2019

Болезненное эхо гайдаровских реформ

 

Несколько дней назад исполнилось десять лет со дня смерти Егора Гайдара, одного из главных идеологов перехода страны от плановой модели экономического развития к рыночной. Имя одного из первых либеральных российских реформаторов до сих пор вызывает крайне полярные и неоднозначные оценки в обществе.

Главным заинтересантом перемен в стране, олицетворением которых стали реформы Гайдара, были номенклатурные верхи, а не рядовые советские граждане, считает политолог, эксперт Центра ПРИСП Алексей Сахнин.

Егор Гайдар самым серьезным и трагическим образом повлиял на судьбы огромной страны. Правительство Гайдара сочло приемлемыми жертвами своих реформ двукратное падение экономики, рост цен в десятки раз, деиндустриализацию, рекордную безработицу среди населения и, как следствие, социальную катастрофу. Правительство «реформаторов» пошло на эти жертвы ради решения задачи по формированию и укреплению нового правящего класса, заинтересованного в сохранении принципиально иного режима собственности.

Конечно, Гайдар никогда не был диссидентом, занимая должность редактора журнала «Коммунист», он явил собой наглядный и печальный образец закономерной эволюции советской номенклатуры. Если Советский Союз как общественная система был обречен, то происходило это не в силу тупиковости выбранной им экономической модели развития, но вследствие того, что направляющие его силы в лице КПСС и аппарата чиновников состояли из таких людей как Гайдар.

Главным заинтересантом перемен в стране, олицетворением которых стали реформы Гайдара, были номенклатурные верхи, а не рядовые советские граждане. Верхи очевидным образом обогатились, достаточно сравнить зарплату союзного министра, которая всего лишь в три раза превышала среднюю зарплату по стране и могла быть меньше, чем тяжелая рабочая специальность трудящегося в условиях Крайнего Севера, и сегодняшним масштабом неравенства, находящегося просто на космическом уровне.

Правительство Егора Гайдара часто упрекали в некомпетентности, де-факто они даже признавали свои ошибки. Например, в документально-публицистическом фильме «Егор Гайдар: Гибель империи» режиссера Алексея Пивоварова, поставленном по одноименной книге Гайдара, бывший министр экономики РФ Андрей Нечаев прямо говорит, что, будучи советскими экономистами, они плохо представляли себе, как действует рыночная экономика, и действовали вслепую.

Есть и другой нарратив, согласно которому Гайдар и его команда были титанами, выбравшими прорывную стратегию развития страны, и если были ошибки на этом пути, то только в мелочах.

Столкновение этих нарративов описывает, на мой взгляд, ту борьбу, которая раздирает наше общество сегодня. Борьбу между теми, кто выиграл в результате гайдаровских реформ и продолжает защищать сложившийся порядок, превращая Гайдара в его основоположника и создавая ему культ реформатора (книга Петра Авена и Альфреда Коха «Революция Гайдара: история реформ 1990-х из первых рук»), и теми, кто неудовлетворен итогами реформ, кто критикует Гайдара за ошибки, но не за саму выбранную стратегию. Упреки Гайдару в некомпетентности зачастую также отражают интересы правящего класса, той его части, которая выступала сторонницей альтернативной версии приватизации, возможно, по китайскому сценарию. В 1990 годы этих людей называли «красными директорами», сегодня они все чаще выступают с кейсианских позиций.

Практически не существует в общественном пространстве влиятельной позиции с критикой ошибочности стратегии отказа от плановой экономики и перехода к рыночным отношениям, хотя с ней бы согласилась значительная часть общества, особенно из его низов.

Сегодня мы переживаем время, когда либеральная стратегия интеграции России в глобальный капитализм на правах сырьевой полуколонии привела к тому, что на протяжении последнего десятилетия экономика страны практически не растет. Интересно, что, несмотря на все более очевидный крах этой стратегии, не происходит ослабления ее идеологического сопровождения: строится Ельцин-центр, снимаются фильмы, пишутся книги, которые глорифицируют эти реформы.

На мой взгляд, это только подчеркивает степень оторванности правящего класса страны от реалий, в которых живет большинство населения: из-за своих корпоративных и классовых интересов они готовы принести в жертву даже экономическую целесообразность.

Часто можно встретить мнение, что трудный период начала 1990 годов был определен не столько ошибками реформаторов, сколько катастрофическим состоянием плановой советской экономики, которая заложила мину замедленного действия. Но если сравнить современную рыночную российскую экономику и советскую плановую, то последняя была впереди практически по любым параметрам. Отчасти верны утверждения о нефтяной игле, на которую подсела экономика СССР, но сегодня доходы бюджета от продажи углеводородов в три раза выше.

Общие итоги реформ Гайдара и его команды очень печальны: страна откатилась на столетие назад. Правящий в стране класс не признает ошибок, не ищет альтернативных путей развития, продолжает с упорством, достойным лучшего применения отстаивать выбранную стратегию либеральной рыночной экономики.

gaidar_egor Болезненное эхо гайдаровских реформ

 
Партнеры
politgen-min-6 Болезненное эхо гайдаровских реформ
banner-cik-min Болезненное эхо гайдаровских реформ
banner-rfsv-min Болезненное эхо гайдаровских реформ
expert-min-2 Болезненное эхо гайдаровских реформ
partners 6
inop-min Болезненное эхо гайдаровских реформ
insomar-min-3 Болезненное эхо гайдаровских реформ
indexlc-logo-min Болезненное эхо гайдаровских реформ
rapc-banner Болезненное эхо гайдаровских реформ