Политолог, эксперт Центра ПРИСП
30.03.2021

Гордиев узел Израиля

 

23 марта завершились очередные, четвертые уже за два года, выборы в Израиле. Блок сторонников действующего премьер-министра и лидера правой партии «Ликуд» Биньямина Нетаньяху насчитывает 52 мандата, блок его противников из левого лагеря — 57. Ни те, ни другие пока не набирают необходимого большинства в 120-местном Кнессете для получения права на формирование правительства — 61 мандат.

Политолог, эксперт Центра ПРИСП Андрей Глоцер отмечает, что в очередной раз складывается ситуация, близкая к патовой, а впереди отчетливо маячат пятые выборы.

Согласно результатам, Ликуд получает 30 мандатов, Еш Атид – 17, ШАС – 9, Кахоль-Лаван – 8 мандатов, Ямина, Авода, Яадут а-Тора и НДИ – по 7 каждая, Религиозный сионизм, Мерец, Новая Надежда (Тиква Хадаша) и Объединенный Арабский Список – по 6 мандатов и РААМ - 4 мандата. Как многие и ожидали, явка на выборах в Кнессет 24-го созыва была ниже на 3,8%, чем на предыдущих выборах и составила 67,2%.

Ни один из лагерей не получил решительного преимущества: блок сторонников Нетаньяху насчитывает 52 мандата, блок его противников - 57. Представители всех партий, пытаясь заключать необходимые им союзы, начали вести переговоры друг с другом, а также с лидером исламистской партии РААМ Мансуром Аббасом и Нафтали Беннетом (Ямина).

При этом в лагере Нетаньяху его правые союзники уже заявили, что поддержка РААМ для них неприемлема, а Нафтали Беннет сказал, что он отказывается сидеть в правительстве во главе с Яиром Лапидом.

Как альтернативный вариант (из-за отказа Мерец и Арабского Списка поддержать кандидатуру самого Беннета на пост премьера) в блоке противников Нетаньяху слышны голоса тех, кто предлагает возглавить правительство лидеру партии Кахоль-Лаван Бени Ганцу, набравшему на этих выборах неожиданные для всех 8 мандатов (многие опросы и комментаторы пророчили ему возможное непрохождение электорального барьера). У Ганца, кстати, есть еще одна гипотетическая возможность стать премьером: согласно подписанному им и Нетаньяху коалиционному соглашению, если к 17 ноября 2021 года не будет создано новое правительство, лидер Кахоль-Лаван автоматически становится премьер-министром - по ротации.
Но даже если противники Нетаньяху как-то договорятся с Яминой, без арабских депутатов (Объединенный список и РААМ) такая коалиция набирает только 58 мандатов. Для Нафтали Беннета, большая часть электората которого придерживается правых взглядов, подобный союз с арабскими партиями означал бы политическое самоубийство. Думается, практически нет шансов, что он решится на это пойти. Таким образом, в очередной раз складывается ситуация, близкая к патовой, а впереди отчетливо маячат пятые выборы.

Тем не менее, несмотря на более чем тяжелую ситуацию, у действующего премьера все же есть один старый и проверенный путь, с помощью которого он может попробовать создать коалицию: для этого ему нужно перетащить в свой лагерь двух депутатов из противоположного. Его же противникам для формирования коалиции таких «перебежчиков» нужно набрать четыре человека, что представляется совсем маловероятным.

Итак, основные итоги четвертого раунда – углубление политического кризиса, перспектива скорых пятых выборов, ослабление почти всех сильных на старте игроков: поражение Ликуда Нетаньяху, который потерял 6 мандатов, по сравнению с мартовскими выборами 2020 года, Гидеона Саара, «упавшего» с предсказываемых ему 17-20 мандатов в начале гонки до 6…

Главными же «победителями» выборов оказались Смотрич (Религиозный сионизм), Бени Ганц (Кахоль-Лаван) и Мансур Аббас (РААМ).

Хотя достаточно неожиданно для многих эти партии и преодолели электоральный барьер, набрав больше голосов, чем давали им по самым оптимистичным прогнозам, конечно, назвать их победителями можно весьма условно: речь идет о двух в общем небольших секторальных партиях (Религиозный сионизм и арабская РААМ) и о Кахоль-Лаван, которая из могучего блока с 33 мандатами превратилась в партию с восемью.

Перед нами предстает картина ослабления всего израильского политикума, политические силы которого отмечают усталость своего электората, выразившуюся для целого ряда партий в падении числа мандатов и снижении явки на выборах.

Для многих становится очевидным кризис всей израильской политической системы. Среди экспертного сообщества вовсю начинает муссироваться тема необходимости изменения самой системы выборов с целью выхода из сложившейся ситуации.

Действительно, здесь можно предложить разные варианты, как сделать систему более эффективной: например, ввести мажоритарную систему выборов в парламент, прямые выборы премьер-министра и/или вернуться к модели более низкого электорального барьера в 1-1,5% с целью ее демократизации и увеличения вовлеченности общества.

Последняя мера могла бы дать шанс маленьким партиям, которые представляют небольшие группы населения, снова попадать в парламент и участвовать в политической жизни наравне с крупными партиями, а также стимулировала бы к участию в политике не вовлеченные или слабо вовлеченные на сегодняшний день слои населения.

Политической системе, как я полагаю, могло бы добавить маневренности также и голосование находящихся за границей израильтян, права на которое они сегодня лишены (за исключением категории сотрудников посольств и госслужащих, находящихся за границей в рабочих командировках).
По данным Центрального статистического бюро, в разное время за границей страны в 2020 году находились от 650 000 до 740 000 израильтян, имеющих право голоса. Даже если учесть, что из них большая часть не захочет участвовать в голосовании, это очень серьезный и пока никак незадействованный электоральный ресурс.

Впрочем, чтобы принять все эти меры или даже их часть потребовалась бы консолидированная политическая воля, которой, увы, пока не наблюдается ни в одном из противоборствующих лагерей, занятых более тактическими маневрами, нежели стратегическим планированием.
Также очевидно, что без глубокой экспертной дискуссии такие меры нельзя принимать, чтобы при проведении такой реформы не был нарушен сложный баланс израильской демократии.

В перспективе же у нас пятые выборы, новые траты, рост бюджетного дефицита, и, хотя Банк Израиля и заявил, что кризис с коронавирусом оказал минимальное влияние на стабильность финансовой системы Израиля, а, по прогнозам Министерства финансов, несмотря на падение в 2020 году, в 2021 году экономика Израиля вырастет при любом из сценариев, в стране сохраняется очень высокий уровень безработицы (по некоторым оценкам он составляет 15,4%) и наблюдается рост уровня бедности.

Но все-таки, несмотря на все вышеперечисленные проблемы, как мне кажется, даже в такой трудной ситуации нет худа без добра: весь этот политический раздрай с бесконечными выборами и отсутствием нормально работающего правительства делают пока невозможной реализацию малоприятного для Израиля пакета мер по откату всей американской политики от более чем дружественного курса Дональда Трампа в пропалестинском направлении – очередного «мирного плана», который, несомненно, лежит на столе администрации президента Байдена и ждет своего часа - как только правительство в Израиле будет создано…

 vybory izrail

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Гордиев узел Израиля
banner-cik-min Гордиев узел Израиля
banner-rfsv-min Гордиев узел Израиля
expert-min-2 Гордиев узел Израиля
partners 6
inop-min Гордиев узел Израиля
insomar-min-3 Гордиев узел Израиля
indexlc-logo-min Гордиев узел Израиля
rapc-banner Гордиев узел Израиля