Политолог, президент Ассоциации политических юристов, эксперт Центра ПРИСП
17.09.2019

Цифровизация выборов: масштабы, сроки, риски

 

Политолог, ведущий аналитик Фонда защиты национальных ценностей, эксперт Центра ПРИСП Николай Пономарев, президент Европейской ассоциации политических консультантов, руководитель Агентства стратегических коммуникаций «Никколо М» Игорь Минтусов и политолог, президент Ассоциации политических юристов, эксперт Центра ПРИСП Роман Смирнов – об инициативе главы ЦИК Эллы Памфиловой о расширении географии цифровых участков.

Председатель ЦИК РФ Элла Памфилова анонсировала планы создания в России к выборам 2021 г. 5 тысяч цифровых участков. Это заявление способствовало началу активной дискуссии как в отношении собственно цифровых участков, так и развития другой инновационной практики – электронного голосования. Важно подчеркнуть, что в рамках развернувшейся полемики понятие «цифровой участок» было существенно расширено.

Эксперты не стали ограничиваться опытом организации дистанционного голосования для граждан, оказавшихся в день выборов вне пределов родного региона. Накопленный в процессе работы цифровых участков опыт (в первую очередь – в плане технических решений) было предложено использовать для технологического «перевооружения» всех избирательных участков.

Несмотря на наличие специфики в позиции каждого из экспертов, они солидарны в одном: цифровизация избирательного процесса является несомненным благом. Однако темпы ее осуществления, разработка нормативно-правовой базы и еще целый ряд важных аспектов вызывает вопросы, пока остающиеся без ответа.

Президент Европейской ассоциации политических консультантов, руководитель Агентства стратегических коммуникаций «Никколо М» Игорь Минтусов прокомментировал инициативу Эллы Памфиловой следующим образом: «Саму эту инициативу я оцениваю положительно, но возникает ряд вопросов. Хочу напомнить, что в России существует более 95 тысяч избирательных участков. Конечно, очень хорошо иметь 5 тысяч избирательных участков, которые будут «оцифрованы» к 2021 г. Но если мы займемся простыми математическими подсчетами, то за два года будет «оцифрован» лишь 1 участок из 19.

Представим, что каждые 2 года процессом цифровизации будет охватываться 5 тысяч участков. Тогда для того, чтобы «оцифровать» все 95 тысяч избирательных участков, в рамках этих планов потребуется 38 лет. То есть лишь к 2058 г., если эти темпы сохранятся, все участки будут «оцифрованы».

Отбросим даже 15 – 20 тысяч избирательных участков, которые находятся в сложнодоступных и удаленных местах. Понятно, что оцифровать участок, расположенный в тундре или на корабле, будет весьма затруднительно. Но в целом темпы цифровизации совершенно не впечатляют. Закончу тем, с чего начал: сам факт цифровизации участков, пусть даже 5 тысяч, заслуживает поддержки, и я это, как эксперт, лишь приветствую».

Политолог, президент Ассоциации политических юристов, эксперт Центра ПРИСП Роман Смирнов также положительно оценил курс на цифровизацию избирательной системы. Но в то же время подчеркнул, что сроки реализации и сама насущность воплощения в жизнь соответствующих инициатив могут служить поводом для дискуссии.

«С точки зрения технической и стратегической эту инициативу, безусловно, нельзя не приветствовать», – отметил эксперт. – «Она, как и все электронные, цифровые, мобильные системы, сегодня способствуют повышению удобства, комфорта при реализации каких-либо государственных функций, взаимодействии государства и граждан. Но возникают вопросы с точки зрения скорости ее реализации и насущности соответствующей проблематики.

Дело в том, что такого рода идеи, с учетом ряда технических сложностей, должны в своей реализации сопровождаться купированием возможных рисков, в том числе и правовых. Это наглядно показали последние выборы в Мосгордуму. Несмотря на то, что выборы уже прошли, выдвигаются претензии по поводу результатов электронного голосования. Собственно говоря, они имели место и до этого (например, в случае системы “Мобильный избиратель”). Безусловно, систему нужно дорабатывать.

Есть еще много нюансов, которые пока вызывают вопросы. И, на мой взгляд, надо обсуждать это в экспертном сообществе, с организациями, которые так или иначе имеют отношение к избирательному процессу. Есть экспертные советы при ЦИКе, при Госдуме, при Администрации Президента. Не нужно никакой спешки. Нет явной потребности решать этот вопрос «здесь и сейчас», немедленно, к ближайшему ЕДГ. Существенно, радикально это на избирательный процесс не влияет (с учетом общего количества цифровых участков).

Нужно понимать, что само по себе внедрение требует проработки массы нюансов, что, с учетом масштабов кампании, потребует согласования и с администрациями регионов, и с избирательными комиссиями субъектов Федерации. Например, до сих пор возникают вопросы даже к сайтам некоторых комиссий, возможности обратной коммуникации с избирателями, кандидатами, политическими партиями.

Поэтому я бы не торопился с решением данного вопроса, несмотря на то, что идея, безусловно, полезная. Это первое. А второе – кроме технических нюансов, существуют еще и правовые. Они заключаются в том, что пока по электронному голосованию, и по использованию «Мобильного избирателя» достаточно мало правоприменительной практики. В экспериментальном формате эта система «обкатывается», апробируется, возникает много вопросов. У нас интересантами внедрения этой системы, прежде всего, являются не органы государственной власти, а, конечно, избиратели и кандидаты.

И поэтому, на мой взгляд, нужно обсуждать этот вопрос и с парламентскими партиями, и с оппозицией в целом. И в дальнейшем, при широком общественном обсуждении, в том числе в формате публичных слушаний, уже принимать какие-то решения.

У нас в избирательное законодательство вносится и так достаточно много изменений. Все технические нюансы, в том числе моменты, которые имели место на последних выборах (я имею в виду не только 19-й, но и 18-й год) в связи с цифровизацией избирательной системы, нужно активно обсуждать. Причем, прислушиваться нужно в первую очередь не к органам государственной власти, а к общественным организациям и политическим партиям. Почему? Потому что они – активные участники избирательного процесса.

Если на данном этапе не учитывать их точку зрения, может оказаться, что система будет «заточена» исключительно для комфорта и понимания избирательных комиссий и иных инстанций, а не кандидатов и партий. Избиратели и кандидаты не будут понимать ее структуру, будут задавать вопросы относительно прозрачности, открытости данной системы, ее технической составляющей. Не хотелось бы, чтобы это превратилось в какую-то идею фикс.

Цифровизация выборов должна быть существенно отработана и реализована с учетом всех технических и правовых нюансов. В федеральное и региональное законодательство должны быть внесены все необходимые поправки, в том числе относительно процедур подсчета голосов и обжалования и т.д. Нужно решить и технические вопросы: чтобы система не «выпадала», необходимо создать резервные контуры и пр. Система должна быть максимально застрахована от технических сбоев.

Опять же, на цифровых участках должно присутствовать максимальное количество наблюдателей. Члены избирательной комиссии с правом совещательного голоса должны не только контролировать работу системы снаружи, но и понимать алгоритм ее функционирования внутри».

Ранее опубликовано на: http://vybor-naroda.org/vn_exclusive/143521-podderzhivayu-no-igor-mintusov-i-roman-smirnov-ob-iniciative-cik-rf.html

spasibo Цифровизация выборов: масштабы, сроки, риски

 

 
Партнеры
partners_1 Цифровизация выборов: масштабы, сроки, риски
banner-cik-min Цифровизация выборов: масштабы, сроки, риски
banner-rfsv-min Цифровизация выборов: масштабы, сроки, риски
partners_5 Цифровизация выборов: масштабы, сроки, риски
partners 6
partners_8 Цифровизация выборов: масштабы, сроки, риски
insomar-logo Цифровизация выборов: масштабы, сроки, риски
indexlc-logo-min Цифровизация выборов: масштабы, сроки, риски
rapc-banner Цифровизация выборов: масштабы, сроки, риски