Политолог, директор Института современного государственного развития, эксперт Центра ПРИСП
19.03.2020

Падение цен на нефть: игра на нервах

 

Политолог, директор Института современного государственного развития, эксперт Центра ПРИСП Дмитрий Солонников – о том, что Россия и Азербайджан вполне способны выдерживать относительно длительный период низких цен на нефть, так как у обеих стран есть достаточный запас прочности и в экономическом, и в политическом плане.

Из нефтедобывающих стран страдают, прежде всего, те, у кого добыча нефти связана с максимальными издержками, и кто не в состоянии поддерживать добычу при падении нефтяных котировок. Вопрос падения цен – это падение мирового спроса. И здесь из добывающих стран пострадают те, у кого и так большие проблемы со сбытом. Сегодня это, прежде всего, Венесуэла и Иран, находящиеся под жесткими санкциями США.

У России и у Азербайджана сейчас рынки сбыта есть. Конечно, игра на демпинге при переизбытке предложений будет создавать сложности даже на традиционных рынках. Но это не фатальная неизбежность. Варианты для продолжения участия в игре есть. Дальше падение цен приводит к проблемам на фондовых рынках. Основные заработки на нефти сейчас делают не добытчики, а спекулянты. И при нынешнем стремительном падении у многих из них есть все шансы разориться. Конечно, страны с диверсифицированной экономикой, поставляющие на международный рынок готовую продукцию с высокой добавленной стоимостью и большим потреблением энергоресурсов, от падения нефтяных цен могут только выиграть. Но сейчас ситуация складывается так, что именно сложности в этих экономиках вызвали нефтяной обвал. Падение промышленного производства в Евросоюзе еще в декабре показало 4,1% (это еще до коронавируса), а обвал китайского производства с начала года превзошел все ожидания. Но здесь возникает вопрос: Что стоит впереди: телега или лошадь?

Что касается самого распространения коронавируса, по большому счету все страны, где выявляется вирус закрывают границы, отменяют авиасообщение и принимают различные меры. Создание кордонов, препятствующих свободному перемещению на большие расстояния, – это стандартная часть операции по блокировке любой инфекции. Отгораживание территорий происходит не только в части закрытия государственных границ, но и внутри стран. Закрываются города, вводятся ограничения на перемещение из области в область, отменяется авиа- и железнодорожное сообщение. Это сдерживает распространение вирусов.

При этом международная кооперация может не останавливаться. Сейчас в Италии активно работают специалисты из Китая. Из страны в страну идет передача оборудования, препаратов, медикаментов. Происходит обмен опытом и консультирование. Сегодня это и означает: «решать проблемы сообща». Но людям при этом лучше сидеть в своих домах.

Однако, несмотря, на то, что у Азербайджана достаточно большая граница с Ираном, где коронавирус бушует в полной мере, в самой стране уровень его проникновения остается крайне низким. Это, конечно, результат успешной работы азербайджанских эпидемиологов - опыт, который может быть крайне полезен для региона в целом.

Говоря о дальнейшем развитии событий для нефтедобывающих стран, отмечу, что сейчас идет игра на нервах. Мировая экономическая рецессия не дает шансов на быстрое восстановление цен. Так что нужно готовиться к затяжному периоду низких цен. Коллапс на государственном уровне возможен сейчас только у Ирана и Венесуэлы, с возможным переходом к горячей стадии гражданской войны или развязыванию международных конфликтов. У России и Азербайджана есть достаточный запас прочности и в экономическом, и в политическом плане. Тут главное самим не наделать ошибок. Роста добычи и больших инвестиций в отрасль в ближайшее время не будет. Здесь важно сохранить инфраструктуру и нынешние рынки сбыта.

Перезапуск экономик возможен только в контексте изменения всей нынешней мировой экономической архитектуры. Пока что – это негарантированная перспектива определенного будущего. Сейчас важно удержать социальные обязательства внутри стран, при сокращении бюджетных поступлений не дать обвалиться доходам домохозяйств, поддерживая их на государственном уровне. Если по итогам мирового кризиса (если он будет достаточно разрушительным) будут сформированы новые правила игры, выводящие из процесса мировых финансовых спекулянтов, то тут может начаться «перезапуск» экономик. Но это отдаленная перспектива. До неё еще нужно дожить.

Нынешний кризис был подготовлен длительной деятельностью мировых финансовых элит. О его наступлении активно заговорили еще в августе-сентябре прошлого года, когда спред между доходностью краткосрочных и долгосрочных облигаций Минфина США ушел в минус, то есть двухлетние казначейские обязательства стали приносить больший доход, чем десятилетние. Это был явный сигнал к ожидаемому обвалу рынка в ближайшей перспективе. И вот кризис начался, вернее, началась его первая, не самая страшная стадия.

Сейчас на ней играют все, кто может. В Китае – это выяснение отношений между двумя основными группами в руководстве КПК: принцами и комсомольцами. Каждая попытается сделать ответственным за обвал экономики своих противников. И в зависимости от победившей стороны Китай выйдет из нынешнего состояния с новым лицом. Посмотрим еще каким.

В Америке обвал фондового рынка может помочь демократам отобрать президентское кресло у Дональда Трампа. Ни один президент США не переизбирался на падающем рынке. Так что неважно, кто победит на демократическом съезде (скорее всего, Джо Байден), теперь у него есть очень реальные шансы на главный приз, что еще месяц назад казалось практически невероятным.

В Евросоюзе кризис помогает жестким образом отгородиться от нового потока мигрантов из Турции, и, одновременно, списать на него плохие долги, предположим в банковском секторе Италии. И таких локальных выигрышей в мире будет много. Действительно, кризис – это и время новых возможностей. В перспективе больше всего проиграть должны компании сланцевой нефти, биржевые спекулянты, крупные транснациональные компании. Еще раз. Сейчас идет «война на нервах»… Победят те, у кого они будут крепче.

К сожалению, объемы внешней торговли в ближайшее время, скорее всего, сократятся. Важно, чтобы это было не очень значительно и без полного ухода с тех или иных рынков. Попытка нарастить не нефтяную отрасль экономики, конечно, предпринята будет, и на фоне падения доходов от продажи нефти статистически это будет даже заметно, но в натуральном выражении большого роста вряд ли удастся достичь. Здесь необходимым и важным фактором должен быть рост потребления и спроса, как на международном уровне, так и внутри страны, а его не будет. Можно попытаться зайти на рынки, откуда будут выходить традиционные поставщики, что в условиях кризиса как раз и возможно. Но это должно сопровождаться заметным падением цены предложений, что в свою очередь не является стимулом для роста без государственной поддержки. То есть, опять же, речь может идти о государственной воле в нынешних непростых условиях. Само по себе ничего не получится.

Если не будет фатальных ошибок, то Азербайджан как раз должен спокойно пережить нынешнюю ситуацию. Но нестабильность может прийти из-за границы. И это, к сожалению, не только вопрос возможного обострения в Карабахе, но и ситуации в Иране. Внутренних же причин для беспокойства быть не должно.

Ранее опубликовано на: https://www.trend.az/azerbaijan/politics/3209319.html

neft dohod

 
Новое на Prisp.ru
 
Партнеры
politgen-min-6 Падение цен на нефть: игра на нервах
banner-cik-min Падение цен на нефть: игра на нервах
banner-rfsv-min Падение цен на нефть: игра на нервах
expert-min-2 Падение цен на нефть: игра на нервах
partners 6
inop-min Падение цен на нефть: игра на нервах
insomar-min-3 Падение цен на нефть: игра на нервах
indexlc-logo-min Падение цен на нефть: игра на нервах
rapc-banner Падение цен на нефть: игра на нервах